Среда, 19.09.2018. Погода

Крутоплечие, с обветренными, мужественными лицами, они стали собираться в заводском комитете партии задолго до назначенного часа. Утреннее апрельское солнце, проникая через окна и разбившись на десятки мелких осколков,

сверкает на их орденах и медалях. Вот оно заиграло на гранях Золотой Звезды Героя Советского Союза Б.К. Панченко.

 Огненные боевые будни! Сквозь тысячи смертей, в оборонительных боях под Москвой, сквозь дымные дни и пылающие ночи Сталинграда, по израненным полям Европы шагал к великой победе лейтенант-артиллерист Борис Панченко.

…Ничто, казалось, не предвещало беды. Части отдельного 493-го ордена Богдана Хмельницкого пулеметно-артиллерийского батальона более двух недель прочно удерживали деревню Витаново. Но на гребнях горной гряды, у подножия которой обосновался этот населенный пункт Северной Чехии, хозяйничали гитлеровцы. В трехстах метрах от позиций, занятых воинами минометной батареи, пролегало шоссе на Чимхово, и противник, конечно, не мог примириться с тем, что нарушена его связь с войсками по ту сторону села.

Шел февраль 1945 года. Наши войска, ломая яростное сопротивление врага, продвигались по территории Восточной Пруссии и Восточной Померании, успешно завершили Висло-Одерскую операцию. Уже сбросили фашистские иго Варшава и Краков, была освобождена значительная территория Чехословакии и Венгрии. Но враг еще неистовствовал, пытаясь вырваться из смертельной петли.

Медленно оттесняло ночную мглу морозное утро. Кружилась снежная метель. И день-то наступал необычный: 23 февраля, годовщина Красной Армии и Военно-Морского Флота. Командиры подразделений получили с вечера соответствующие указания, как провести всеармейский праздник на далекой от родных мест земле.

Лейтенант Панченко, командовавший батареей минометов 82 мм, отправился на наблюдательный пункт проследить «поведение» противника. И задержался там, обнаружив заметное оживление на вражеской стороне.

А в восемь ноль-ноль началось… Мощным артиллерийским огнем гитлеровцам удалось пробить брешь в нашей обороне, куда лавиной хлынули альпийские стрелки, ведя на ходу огонь из автоматов, ручных пулеметов и огнеметов. Загорелось много домов, в которых находились две группы советских бойцов под командованием Крупинина и Внукова. Батарея Панченко оказалась отрезанной.

Он передал команду по телефону своему заместителю А.Н. Терновому занять круговую оборону.

Открыв заградительный огонь, командир батареи рассчитывал отсечь подходящие все новые и новые силы противника. Старший на батарее успел еще сообщить: «Противник ворвался на огневые позиции», получить в ответ приказание: «Защищайтесь всеми возможными средствами». И связь оборвалась.

Огнем гранат и автоматов бойцы отбивали одну за другой яростные атаки противника. Минометчикам удалось прорваться к 45- и 76-миллиметровым пушкам, находившимся неподалеку. Орудия быстро изготовили к бою и открыли огонь по наступавшим немцам. Первая атака была отбита.

Но гитлеровцы и не думали оставить в живых оказавшихся в окружении минометчиков. Во время второго штурма они из огнеметов подожгли ближайшие постройки. Густой дым окутал все вокруг. Прикрываясь дымовой завесой, фашисты начали со всех сторон приближаться к нашим бойцам. Кольцо врагов сжималось. Минометчики закрепились в одном из зданий. Но и его вскоре подожгли из огнемета. Находясь в горящем доме, под разрывами снарядов, группа продолжала вести бой.

Дым мешал не только нашим бойцам, но и наступавшим немцам. Два радиста, очевидно сбившись с пути, вышли прямо к дому, занятому минометчиками. Один из них был убит, второго удалось взять в плен. Пробиваясь к своим вдоль забора, Панченко заметил подозрительную возню по ту сторону ограды. Подкравшись, он увидел: радист передавал точные координаты расположения наших огневых точек, наличие живой силы, корректировал огонь противника. Внезапным ударом проломив забор, он вытащил оттуда немецкого радиста с аппаратурой, обезоружил и с ним двигался к себе на батарею, где гитлеровца посадили в подвал.

В исключительно трудных условиях, не имея ни с кем связи, небольшая группа бойцов под командованием лейтенанта Панченко 12 часов удерживала занятую позицию. Они не только оборонялись, но и вели огонь по проходившему вблизи шоссе, не допуская передвижения войск. Прямой наводкой из 45-миллиметровой пушки уничтожали живую силу и технику врага.

Горсточка советских воинов в 11 человек вышла победителем в жестокой схватке. Так была отмечена подразделением 27-я годовщина Красной Армии и Военно-Морского Флота. За этот бой Родина увенчала своего сына Золотой Звездой Героя.

За плечами старшего лейтенанта Б.К. Панченко – долгие годы напряженного труда электриком доменного цеха Макеевского металлургического завода им. С.М. Кирова. А с 1946 года он снова вернулся в ряды доменщиков, работал помощником начальника цеха по оборудованию, был председателем Макеевской городской комиссии содействия Советскому Фонду мира.

…Потом они все вместе шли по улицам города. Доменщики. Укротители огня и металла. И когда ветер откидывал полы их плащей, солнце сверкало в многочисленных орденах и медалях…

Так вот и остался в памяти он нашей,

Факел зажигающий от Вечного огня.

Вот идет навстречу весь седой, уставший.

Вот сейчас увидит, глянет на меня.

 

- Как дела? – вдруг спросит, подойдет поближе,

И рукой горячей за плечо возьмет.

В голосе негромком сквозь года услышу

Жаркую команду – хриплое «Вперед!».

 

Негромкоголосый, скромный человек он.

И струит улыбка из усталых глаз.

Голова седая – вся белея снега.

Он такой сегодня, это он – сейчас.

 

А когда-то было: падали снаряды,

Шар земной качался на своей оси.

И бойцы спасали вместе с лейтенантом

Земли Украины – Киевской Руси.

 

Глохли от разрывов вздыбленные Татры,

Падали громады самых крпеких скал.

Но стояли насмерть вместе с лейтенантом

Парни крепче скал тех, крепче, чем металл.

 

Было это, было…

И вчера ведь было –

Зажигал свой факел от огня Герой.

Пламя Вечной Славы ярко осветило

Молодой и крепкий комсомольский строй.

 

А теперь иду я вечером по скверу…

Рядом с Вечной Славой и его Огня.

Смерти не бывает… Вот сейчас – я верю –

Подойдет и спросит что-то у меня.

 

Хапланов Н. В.