Пятница, 21.09.2018. Погода

От бесконечного дыма и оглушающих взрывов становится невозможно дышать. Но несмотря ни на что, нужно заставить себя идти дальше, и, сцепив зубы, собраться с духом и бороться…

Из последних сил, не замечать ноющие, незаживающие раны по всему телу, игнорируя боль, не столько физическую, сколько боль внутреннюю – от потерь на этой войне. Какое страшное слово – война…

Ничего этого не могла представить себе молодая крестьянская чета Дмитриевых, у которой в феврале 1905 года родился сын Василий. Мальчик рос, помогал отцу, осваивал премудрости сельского хозяйства. В 15 лет окончил 5 классов школы, а в 19 отправился в город Дмитриевск и поступил на работу на шахту «Италия», где трудился до 1927 года плитовым, коногоном, кузнецом-молотобойщиком и забойщиком. Параллельно Василий учился на вечернем отделении рабфака, но окончил только 2 курса. В сентябре 1927 года его призвали в армию.

Но и в армии Василий Антонович продолжал учиться. Там он окончил полковую школу и служил в артиллерии старшиной дивизиона. В ноябре 1931 года его демобилизовали, но в родное село Василий не поехал, остался вблизи места службы, работал кузнецом в Николаевском морском порту.

Желание учиться не оставляло Василия Антоновича на протяжении всей жизни. В 1932-1933 годах он отправился в Харьков, во Всеукраинский институт коммунистического просвещения, затем в 1935-м окончил Харьковскую школу ПВО Осоавиахима и остался в ней курсовым командиром. Одновременно с этим Дмитриев решил довести до конца изучение педагогики и в 1936 году окончил Харьковский вечерний педагогический техникум.

Работать педагогом не пришлось, снова наступили армейские будни. Василий служил в артиллерии политруком батарей гаубичных артиллерийских полков в Харьковском и Прибалтийском особых военных округах. В 1941 году он заочно окончил Военно-политическую академию.

Фронтовые будни Василия Дмитриева начались в июне 1941 года в качестве политрука батареи 613-го артиллерийского полка на Северо-Западном фронте, в Прибалтике. В январе 1942 года его перевели комиссаром в 421-й артиллерийский полк Калининского фронта, где Василию Антоновичу довелось участвовать в боях на старорусском и демянском направлениях.

…Металлоискатель в этой топкой новгородской земле звенит буквально на каждом шагу. Осколки, гильзы, оружие, советские каски. Тысячи наших солдат, десятки самолетов до сих пор лежат среди этих болот и непроходимых лесов. Больше двух лет, в 1941-1943 годах здесь, на небольшом болотистом пятачке вокруг поселка Демянск на земле и в воздухе шли тяжелейшие бои, накалом и упорством мало уступавшие битве за Сталинград. Только исход Демянской операции оказался противоположным финалу сражения на Волге… Василий Дмитриев вышел живым и относительно невредимым из этих страшных боев, впоследствии намеренно забытых советской историографией.

И отправился на другой участок Калининского фронта, туда, где было еще хуже, чем в Демянске. Он прошел через бои на Ржевском направлении – трагически известной «ржевской мясорубки», ставшей едва ли не самой кошмарной страницей фронтовой истории Великой Отечественной войны. Там, в мае 1942 года, Василий Антонович был контужен и ранен в левую ногу.

После выхода из госпиталя наступила небольшая передышка, Дмитриева отправили в тыл, на Высшие курсы усовершенствования политсостава в Башкортостане, которые он окончил в январе 1943 года.

А затем снова впереди огненные фронтовые дороги. В феврале-июне 1943 года он был заместителем командира 25-й гаубичной артиллерийской бригады по политчасти на Юго-Западном фронте, где участвовал в Ворошиловградской операции и оборонительных боях на реке Северский Донец.

…Черною мглою окутана земля. Метет злая февральская поземка. Отрытая донецкая степь перерезана глубокими балками, занесенными снегом. В сугробах вязнут пушки, автомашины, повозки. Их приходится вытаскивать на руках. К тому же и мороз крепчает день ото дня. Но вот над полем боя встает огромное красное солнце. Его лучи тянут на запад, где в речной долине еще клубятся ночные тени. Там, в февральской стуже, стынет Северский Донец, а за ним темнеют шахтерские поселки.

Колючий, сухой, морозный ветер обжигал Василию Антоновичу лицо, бил в глаза, перехватывал дыхание. Он проваливался в снег, хрипло дышал, жадно глотал студеный воздух. Но шел вперед, несмотря ни на что. Там, впереди, томился в оккупации город его юности – шахтерская Макеевка. И Василий Дмитриев не щадил сил и самой жизни ради того, чтобы на эту многострадальную землю скорее вернулись мир и свобода…

После боев в Донбассе Дмитриев снова на учебе, теперь на курсах при Высшей офицерской артиллерийской школе в Нижегородской области. Окончив их в феврале 1944 года, он попал на 3-й Украинский фронт, где продолжил свой боевой путь заместителем командира 1162-го пушечного артиллерийского полка по строевой части, а с июня 1944 – командиром 507-го истребительно-противотанкового артиллерийского полка. В октябре 1944 года его полк в составе 5-й ударной армии был включен в состав 1-го Белорусского фронта. Василий Антонович участвовал в Одесской, Ясско-Кишинёвской, Варшавско-Познанской, Восточно-Померанской и Берлинской операциях.

Особо он отличился в ходе Варшавско-Познанской операции. При прорыве укреплённой полосы вражеской обороны на Магнушевском плацдарме 14 января 1945 года Дмитриев сумел сосредоточить артиллерийский огонь полка и подавить основные огневые точки противника. Благодаря этому, стрелковые подразделения с незначительными потерями овладели укреплениями противника, стремительного продвинулись в глубину его обороны и форсировали реку Пилица. А с 17 января по 3 февраля 1945 года, командуя артиллерией штурмовой армейской группы, Василий Антонович способствовал стремительному наступлению войск своей армии, нанеся противнику большой урон в живой силе и технике. 30 января 1945 года он обеспечил форсирование с ходу реки Одер и захват плацдарма в районе села Киниц (коммуна Лечин, район Меркиш-Одерланд, земля Бранденбург, Германия).

 За мужество и героизм, проявленные в боях с немецко-фашистскими захватчиками, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 марта 1945 года подполковнику Василию Антоновичу Дмитриеву было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

После войны В.А. Дмитриев остался в Германии, до сентября 1945 года продолжал командовать истребительно-противотанковым артиллерийским полком в Группе советских войск в Германии. А затем снова была учеба: в 1946 году он окончил Высшие академические курсы при Артиллерийской академии имени Ф.Э.Дзержинского, и командовал 2252-м гаубичным артиллерийским полком в Московском военном округе.

В 1946-1947 Василий Антонович начал учить других, став старшим преподавателем кафедры тактики Военного факультета горюче-смазочных материалов при Московском нефтяном институте, а затем в 1952-1953 – преподавателем общевойсковой подготовки военной кафедры Московского института инженеров водного хозяйства.

Но сам учиться не переставал – в 1947-1948 годах обучался на военно-историческом факультете Военной академии имени М.В.Фрунзе, в 1952 году окончил курсы переподготовки политсостава при Военно-политической академии.

Затем он работал начальником отдела кадров Управления командующего артиллерией Южно-Уральского военного округа, начальником политотдела Высших пожарно-технических курсов в Москве, начальником штаба отдельной строительной бригады в Московском военном округе.

С октября 1955 года полковник В.А.Дмитриев – в запасе. Начались гражданские трудовые будни. Он работал директором завода «Стройдеталь» Ремонтно-строительного треста Свердловского района города Москвы, директором фабрики «Военохот» №2, начальником цеха завода «Металлист» производственного объединения «Звенигород».

Сердце Василия Антоновича перестало биться 3 января 1984 года. Его похоронили на Митинском кладбище в Москве.

 

Симонов А.А.