Суббота, 18.08.2018. Погода

…Теперь, казалось, все. Теперь конец. Впадая в короткое забытье и вновь просыпаясь, он с трудом поворачивал голову к окну и смотрел то на беспокойно раскачивающиеся верхушки деревьев,

то на маленькую сиреневую звездочку, которая блестела в небе и переливалась каким-то особенным светом. Ночь тянулась мучительно долго. Ветер постукивал в стекла, они позванивали монотонно и противно. Хотелось встать, подойти к окну и прижать их руками, но не было сил пошевелиться, поднять головы.

Днем стало легче. Немного спал жар, очевидно, действовали уколы. Но ноги по-прежнему оставались неподвижными, пунцово-синими и тяжелыми как колоды. Боль от них пронзала все тело, подкатывала к сердцу, сжимала его тисками, и под лопаткой жгло так, словно туда вбили горячий гвоздь. Силы оставляли Василия не по дням, а по часам… Борьба с Костлявой велась не на равных. На ее стороне – прежние раны, перенесенные операции. На его – только воля, слабый остаток сил и вера в людей...

Василий Андреевич Воронин родился 28 декабря 1916 года в селе 2-я Михайловка, ныне Воронино Братского района Николаевской области в семье рабочего. После окончания восьмилетки и до призыва в армию он жил в городе Макеевке, работал на Макеевском металлургическом заводе имени С.М. Кирова. В 1938 году из Макеевки Василия Воронина призвали в Красную Армию, и после окончания курсов младших лейтенантов он отправился в Монголию, где участвовал в боях с японскими войсками на реке Халхин-Гол.

С началом Великой Отечественной войны в октябре 1941 года В.А. Воронин попал на Западный фронт. Оборонял столицу, участвовал в контрнаступлении под Москвой, в ходе которого 12 декабря 1941 года получил тяжелое ранение. Оправившись от него, воевал под Ржевом, где 11 августа 1942 года был вторично ранен, на этот раз легко.

К началу 1943 года капитан Воронин на Западном фронте командовал батальоном в 37-м гвардейском стрелковом полку 12-й гвардейской стрелковой дивизии 61-й армии. 61-я армия, в которой дивизия сражалась до конца войны, в это время находилась в обороне южнее и юго-западнее города Белёв, прикрывая калужское и тульское направления. За отличие в этих боях В.А. Воронин получил свою первую боевую награду – орден Красной Звезды. 12 – 15 февраля батальон Воронина под его командованием отправился на штурм вражеских позиций без поддержки танков. Бойцы, руками разрывая проволочные заграждения, проделали в них проходы, добрались до немецких дзотов и огневых точек, частью блокировав, а частью уничтожив их. Немцы, оправившись от неожиданного нападения, перешли в контрнаступление, но все их атаки были отбиты с большими для врага потерями.

В ходе Курской битвы батальон Василия Воронина, отбив в районе города Болхов Орловской области 15 контратак немцев, освободил 7 населенных пунктов, за что его командир был награжден орденом Александра Невского.

Далее были Правобережная и Западная Украина, белорусское Полесье, столица Белоруссии Минск, Брестская область и древний Люблин… Во время боев в Черниговской области в конце сентября 1943 года капитан Воронин со своим батальоном выбил врага из 6-ти сел. Дойдя до Днепра, бойцы во главе со своим командиром на подручных средствах форсировали великую реку в районе деревни Глушец Гомельской области, захватили плацдарм на ее правом берегу и удерживали его до подхода основных сил полка. 6 октября 1943 года Василий Воронин подпустил врага на 100-70 метров и шквальным огнем истребил до 150 немецких солдат и офицеров, кроме того многих потопил в озере, а затем еще со своими бойцами преследовал врага, тем самым расширив плацдарм на 3-4 километра.

За проявленные отвагу и героизм Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 января 1944 года Василию Андреевичу Воронину было присвоено звание Героя Советского Союза.

И вот впереди простираются прибалтийские земли… 61-я дивизия была передана в состав 3-й Прибалтийского фронта, и сыграла важную роль в освобождении столицы Латвии. В октябре 1944 года гвардии майор Воронин со своим батальоном занял окрестности Риги, форсировал реку Маза-Югла, создав плацдарм на ее правом берегу, и успешно развивая дальнейшее наступление, преследуя немцев, одним из первых вступил в Ригу. За освобождение главного города Латвии он получил орден Отечественной войны I степени.

В руках врага оставалась Курляндия (Западная Латвия). После взятия советскими войсками Риги, Ставка ВГК поставила задачу 1-му и 2-му Прибалтийским фронтам, ликвидировать Курляндскую группировку. 18 октября, 1-я ударная советская армия форсировала реку Лиелупе и овладела городом Кемери. Но дальше продвинуться не смогла – была остановлена немцами на подступах к городу Тукумсу. Наступление возобновилось лишь 27 октября. Шесть общевойсковых и одна танковая советские армии попытались прорвать оборону немцев, с целью ликвидировать Курляндскую группировку или хотя бы расчленить её. Но, неся большие потери, 31 октября 1944 года были вынуждены остановить наступление и вместо уничтожения немецкой армии, заблокировать её. Так началась битва за Курляндский котел. Даже когда весь мир уже праздновал победу, здесь по-прежнему шли кровопролитные бои…

Батальон В.А. Воронина в составе 1-го Прибалтийского фронта с 18 октября по 4 ноября отразил 9 контратак врага, последние из которых 3 и 4 ноября в районе мыса Маздзелла обошлись особенно тяжело – превосходство в живой силе и танках было на стороне немцев. Несмотря на это, важный рубеж был удержан. Но атака 4 ноября 1944 года для Василия Воронина закончилась множественным ранением, став последней в его жизни.

…Ноябрь в Прибалтике шальной, с неожиданными крепкими заморозками, холодными ветрами и густыми туманами. За неделю мороз сжег оставшиеся листья на деревьях, ветер сорвал их с ветвей и, обуглившиеся, бросил под ноги прохожим. Словно птицы с ощипанным опереньем, они то беспокойно метались за окнами, то стояли притихшие, как стоит обычно лес в ожидании грозы. И гроза действительно разразилась… Василий Андреевич почувствовал ее приближение сердцем. Оно стало давать сильные перебои, то замирало так, что казалось, больше никогда не забьется, то вдруг срывалось и металось в груди, как случайно влетевший в комнату воробей. Он все чаще впадал в забытье. Он понимал свое положение, а точнее, чувствовал лучше отдельных врачей, и последним усилием воли сопротивлялся недугу. Все думал о боевых друзьях-товарищах, вспоминал живых и мертвых, жалел, что так мало осталось до Победы, и ему не пройти оставшегося пути вместе со своими ребятами. Завтра его батальон будет праздновать 27-ю годовщину Октября…

…О чем шелестит листьями балтийский ветер над его могилой? О чем шепчет Вечный огонь? Прислушайтесь, люди. И вы услышите тех, кто лежит здесь под мраморными плитами. Стоит только захотеть.

 

Л. Астахов, Л.Е. Шейнман