Суббота, 18.08.2018. Погода

…Когда началась война, Борису Кулемину едва исполнилось 17 лет. Отец Николай Александрович – пчеловод, мать Александра Федоровна – домохозяйка. Воспитали они трех сыновей и двух дочерей.

Крестьянский парень из села Мисково Костромского района, Борис в 1940 году закончил семилетку и поступил в школу ФЗУ. По окончании ее работал слесарем в паровозном депо станции Буй на Костромщине.

16 августа 1942 года Кулемина призвали в армию. Немного служил в запасном полку, затем – Центральный фронт. Воевать пришлось наводчиком истребительной противотанковой пушки. В марте 1943 года Борис Кулемин был ранен и отправлен в госпиталь. По выздоровлении, в сентябре 1943-го, его направили в Новосибирск на курсы радиотелеграфистов. А в феврале 1944-го перевели в учебную танковую школу.

Зимой 1944-1945 годов Советская Армия готовилась к проведению Висло-Одерской операции. Войска, закрепившиеся на завоеванных плацдармах, после большого осеннего наступления пополнялись прибывающими из тыла свежими частями, готовились к прорыву сильно укрепленной обороны противника. В последних числах декабря 1944 года в состав 4-й танковой армии 1-го Украинского фронта прибыл и 13-й отдельный гвардейский тяжелый танковый полк, который был сформирован на Урале из молодых воинов. В его составе был и экипаж тяжелого танка «ИС» в составе командира танка лейтенанта А.М. Андреева, механика-водителя младшего лейтенанта А.А. Пасько, командира орудия старшины Б.Н. Кулемина и заряжающего старшего сержанта И.Г. Лядова.

12 января 1945 года войска 1-го Украинского фронта, после сокрушительного артиллерийского огня по обороне противника начали наступление с плацдарма западнее польского города Сандомира. Уже в первый день оборона немцев была прорвана, и в брешь были введены танковые части. За два дня наступления войска фронта продвинулись вперед на 40 километров. Танковые соединения, развивая достигнутый успех, 15 января овладели городом Кельце и заняли еще более 400 населенных пунктов. Еще через два дня, опрокинув вражеские части, советские танкисты ворвались в Ченстохов, а 18 января – в Краков, древнюю столицу Польши.

13-й отдельный гвардейский тяжелый танковый полк, в котором служили будущие Герои, получил приказ углубиться в тыл противника и наносить там смелые, неожиданные удары по укреплениям и живой силе гитлеровцев. В конце января танкисты вторглись в пределы немецкой Силезии. Пройдя с боями Домбровский угольный бассейн, они овладели сильными оборонными пунктами врага, с ходу форсировали реку Одер, захватили плацдармы севернее и южнее Бреслау.

Экипаж тяжелого танка, в котором воевал Б.Н. Кулемин, прошел с боями 300 километров по тылам врага. На следующий день танкисты выступили дальше. Во время боевого перехода в 8-ми километрах северо-западнее Кобылино танк неожиданно потерпел аварию: заклинило коробку передач. Другие танки ушли вперед. Так на перекрестке дорог, возле деревни Пенково, остался тяжелый советский танк «ИС» с экипажем и 6-ю автоматчиками, выделенными для охраны машины.

Командир танка дал команду снять броневой лист надмоторной машины и быстро ликвидировать аварию. Но фашистские войска, которые были вынуждены под напором наших частей откатываться назад, помешали. Уже вечером 24 января первая группа отступающих в беспорядке немцев с обозами, пушками, автомашинами показалась на дороге в полукилометре от нашего танка. С каждой минутой враги приближались. Что делать? Есть два выхода: бросить неподвижный, но еще сильный броней и огнем танк, или принять бой, став насмерть, задержать отступление врага. Экипаж принял последний.

Лейтенант А.М. Андреев и младший лейтенант А.А. Пасько сняли с танка пулеметы и вместе с автоматчиками организовали оборону танка снаружи. Б.Н. Кулемин с заряжающим старшим сержантом И.Г. Лядовым остался в машине. Немцы, не ожидая, что на путь может быть грозная преграда, кучно двигались по шоссе. Подпустил их экипаж танка к машине на расстояние 50-60 метров…

- Ваня! Заряжай осколочным! – подал команду Борис Кулемин. А сам, прильнув к прицелу, наводил орудие на идущую впереди штабную машину. За ней медленно двигались бронетранспортеры, автомобили, груженные солдатами, пехотинцы, идущие в беспорядке. Ни на мгновенье не отрываясь от прицела, командир орудия нажал на спуск. Через мгновенье штабная машина разлетелась вдребезги.

- Бронебойным заряжай, Ваня!

Жерло башенного орудия шевельнулось, замерло, наведенное на бронетранспортер. Через секунду Кулемин нажал на спуск, снаряд точно угодил во вражескую машину. Немцы в панике заметались. Сбоку, из-за кустов по живой силе противника из пулеметов и автоматов били командир танка, механик-водитель и солдаты. Бросившись в сторону, гитлеровцы подрывались на собственных минах. А сзади, ничего не подозревая, преследуемые наступающими советскими войсками, подходили и подходили новые немецкие колонны и обозы. Кулемин посылал по врагам снаряд за снарядом. Из разбитой техники – бронетранспортеров, автомашин, повозок, орудий – на дороге создалась пробка.

Командир орудия все внимание – в прицел. Фашисты решили уничтожить танк, развернули малокалиберные пушки.

- Осколочным, Ваня!

Метким выстрелом Кулемин уничтожил одну, затем другую пушку. Несколько снарядов врезались в броню нашей машины, но вреда танку они не причинили.

Экипаж советского танка и 6 автоматчиков, организовав оборону «ИС», нанесли огромный ущерб противнику: кроме сожженной неприятельской техники, за три дня неравного боя они уничтожили 338 гитлеровских солдат, 40 офицеров, в числе которых были крупные фашистские чины, ехавшие на штабной машине.

27 января, вечером, к месту сражения стали подходить вражеские танки, которые прикрывали отход своих частей и подразделений. Одновременно на советский танк двинулось 40 вражеских машин, поддержанных ротой пехоты. Фашистские танки повели беглый огонь по лишенной маневренности советской машине. Кулемин открыл ответный огонь. Но дуэль была слишком неравной. Отличная мишень – неподвижный громадный советский танк, лишенный маневренности. Жерла 40 гитлеровских танковых орудий наводились на одну цель. В круглом глазке прицела Кулемин увидел ведущий танк:

- Ваня, бронебойным!

Если бы Бориса спросили, почему он так старательно наводит орудие, он ответил бы двумя словами : «Хочу жить!». Да, мужество рождается в борьбе. Мужество воспитывается в упорном сопротивлении трудностям. Только потом он вспомнит эти слова Николая Островского, только потом придут мысли о том, что мстил он за погибших в боях с фашистами родных братьев, боевых товарищей, что остались лежать в родной земле, за пепелища в родных местах и кровавые скопища у переправ, за все страдания, которые перенесла Родина и он сам, оставляя позади освобожденные, но сожженные оккупантами родные города и села. Он, холодея, снова нажал на спуск. Трасса скользнула над землей, и в то же мгновенье столб дыма взметнулся в том месте, где полз вражеский ведущий «тигр».

В это мгновенье в моторную часть машины (ведь броневой лист был снят), попал вражеский снаряд. В танк начал пробиваться едкий дым.

- Эх, черт! – выругался Борис и обернулся к заряжающему: - Последний снаряд остался!

Кулемин отправил его точно в цель – запылал еще один гитлеровский стервятник.

- Ваня, оставляем машину!

В тот момент, когда Иван Лядов вылезал из танка через нижний люк, туда попала вражеская «болванка», и заряжающий погиб. За ним вылез из машины и командир орудия. Экипаж сумел укрыться у местных жителей.

Через несколько часов к месту боя подошли наступающие советские части. Бойцы с удивлением смотрели на стоящий посреди дороги сгоревший советский танк, на груды трупов и изуродованную вражескую технику. Они увидели, что в лобовую и боковую броню танка врезалось 17 снарядов, не причинив ему вреда.

Бесстрашный экипаж задерживал организованное отступление гитлеровцев и дал возможность наступающим частям 1-го Украинского фронта уничтожить большую часть вражеской группировки.

За находчивость, отвагу и геройство, проявленные в неравном бою с врагом, все четверо членов экипажа были удостоены высокого звания Героя Советского Союза.

Что же было дальше? На второй день рано утром Кулемин и Пасько вместе с поляком Францишеком Звежинским на его лошади отправили командира танка в госпиталь. Похоронили Ивана Лядова. Потом они нашли свой 13-й гвардейский танковый полк и с боями дошли до города Лукенвальде, что в 23 километрах от Берлина. После капитуляции гитлеровской Германии танкисты, самоходчики, мотопехота, сделав стремительный бросок на юг, приняли участие в освобождении столицы Чехословакии города Праги. В Карпатах, на перевале, 11 мая в боях с частями изменника Родины генерала Власова Борис Кулемин был ранен. Лечился в Праге. Там он потерял связь с родным полком. Из команды выздоравливающих попал на курсы шоферов. В декабре 1946 года демобилизовался. Уехал в родной Костромской район, где работал автослесарем на одном из заводов. Там и женился.

Затем с женой Валентиной Николаевной и двумя дочерьми Борис Кулемин приехал в Макеевку, работал в авторемонтной мастерской. С 1964 года жил в городе Орджоникидзе Днепропетровской области, работал шофером. Умер 20 сентября 1988 года.

 

По материалам очерка В. Левина, В. Колесникова