Среда, 15.08.2018. Погода

Густой утренний туман плотно окутал приднепровские кручи, надоедливо и беспрерывно сеет мелкий дождь. Люди теснее жмутся друг к другу, плотнее закутываются в плащ-палатки.

А на лицах – напряженное внимание. Начальник политотдела танковой бригады подполковник М.Л. Лесной зачитывал обращение Военного совета 1-го Украинского фронта.

«Славные бойцы, сержанты и офицеры! – Звучит его сильный с хрипотцой голос. – Перед нами Киев – мать городов русских, колыбель нашего Отечества… Столица Советской Украины уже более двух лет находится в кровавых лапах фашистских палачей и разбойников… К священной мести зовут нас кровь и слезы киевлян…

За нашу Советскую Родину, за нашу свободу и счастливую жизнь, за Украину, за Киев! Вперед на разгром врага!».

- Клянемся с честью выполнить свой воинский долг! Освободим Киев! Смерть фашистским головорезам! – Вместе с танкистами слова клятвы произносили и воины танково-десантной роты гвардии лейтенанта Павлова.

В районе Пуща-Водицы путь 6-му танковому корпусу преградили спешно переброшенные сюда 20-я моторизованная дивизия и отдельные танковые части противника. В самом центре этих событий оказалась 52-я гвардейская танковая бригада с приданными ей стрелковыми подразделениями. Одна из подвижных танковых групп в сопровождении десанта автоматчиков Павлова с ходу протаранила оборону врага и, огибая Киев с западной стороны, устремилась в направлении Святошино.

- Товарищ лейтенант, мины! – подбежал к Павлову боец.

- Спокойнее! Двигаться строго за танками! – пронеслось по цепи.

А саперы умело делали широкий проход в минном заграждении. Из открывшегося люка высунулась рука командира головного танка: «Не робей, пехота!». Это парторг танковой роты лейтенант И.Г. Куперштейн решил подбодрить автоматчиков. И вот гусеницы загрохотали по каменистому шоссе из Киева на Житомир. Походная застава вырвалась на запруженную отходящей от Киева вражеской техникой дорогу. Гитлеровцы никак не могли ожидать появления советских воинов у себя в тылу и от неожиданности кинулись врассыпную. Воспользовавшись паникой врага, наши танки врезались во вражескую автоколонну, опрокидывая машины в кювет, смяли несколько самоходных орудий. Разгром довершали наступающие непосредственно за танками автоматчики.

Вскоре станция Святошино была в наших руках, путь нашим войскам на Киев открыт.

- Ну, твои хлопцы дерутся, - спрыгивая на землю, восхищенно проговорил командир танка лейтенант Ф.П. Лохматиков. – Лихо!

- Да и пример есть с кого брать, - в тон танкисту ответил Павлов.

- Ну что, передохнем и на Киев?

- Давно ждем.

Но в Киеве в тот раз Павлову не пришлось побывать. Раздалась команда «По машинам!», и колонна стремительно двинулась в южном направлении – в сторону Фастова. Головная походная застава лейтенанта Ф.П. Лохматикова продолжала обеспечивать продвижение своего батальона, за которым следовали главные силы бригады. А на броне снова автоматчики Павлова.

Фастов был одним из наиболее важных железнодорожных узлов и коммуникаций гитлеровцев на Правобережной Украине. Именно сюда отступали разбитые в Киеве немецкие войска, а с запада непрерывным потоком шли к нему эшелоны танков и самоходно-артиллерийских установок. Гитлеровское командование, надеясь вернуть Киев, сосредоточило здесь части, прибывающие с других фронтов. Это уже потом стало известно, что генерал-фельдмаршал Манштейн направил к Фастову 25-ю танковую дивизию фон Шелла, а Гудериан усилил ее сотней танков типа «тигр». Вот с какими силами пришлось встретиться авангарду 52-й танковой бригады прославленной в боях армии П.С. Рыбалко. И, надо сказать, «тигры» не выдержали натиска «тридцатьчетверок». А еще вернее, дух советского народа оказался намного сильнее настроя гитлеровских вояк.

День уже угасал, когда подразделения 52-й танковой бригады подходили к юго-западной окраине Фастова. У села Заборье на их боевые порядки противник внезапно обрушил шквал артиллерийского и минометного огня.

Вперед пошли автоматчики. Как следует из наградного листа на П.Т. Павлова, 6 ноября 1943 года его рота первой бросилась в атаку за освобождение села Заборье и, овладев этим населенным пунктом, обеспечила продвижение батальона вперед.

Но на самых подступах к городу гвардейцев снова встретил шквал огня. Пробиться к железнодорожной станции в такой обстановке было очень сложно.

- Разрешите моей роте попытаться, - обратился к Ф.П. Лохматикову лейтенант Павлов и поделился своим планом захвата города.

Получив разрешение, он умело расставил отряды автоматчиков на подступах к станции, которые по команде одновременно прорвались к вокзалу, сея смерть и панику среди врагов. И все это время командир роты был впереди своих гвардейцев, показывал пример бесстрашия, мужества и отваги.

В своей книге «Атакуют танкисты» бывший командир 52-й танковой бригады Герой Советского Союза Л.И Курист писал, что в том бою рота Павлова уничтожила и пленила до двухсот вражеских солдат и офицеров. На железнодорожной станции Фастов-II отважные бойцы захватили четыре эшелона с продовольствием и военным снаряжением.

Частям и соединениям 6-го корпуса, в том числе и 52-й гвардейской танковой бригаде, особо отличившимся в боях за освобождение Фастова, было присвоено почетное наименование Фастовских. Всему личному составу была объявлена благодарность Верховного Главнокомандующего. За мужество и героизм, проявленные в этих боях, 13 воинам бригады было присвоено звание Героя Советского Союза. В их числе командир танково-десантной роты П.Т. Павлов, его боевые побратимы – командиры танков Ф.П. Лохматиков, И.Г. Куперштейн.

А вскоре отцу Героя в далекое мордовское село Малышево полетело письмо с фронта: «Ваш сын Петр Трофимович – волевой командир. Его грозное оружие день и ночь беспощадно громит вражескую нечисть. Шаг за шагом он идет к желанной победе. Мы, гвардейцы, учимся у Вашего сына искусству побеждать врага…».

Так сложилось, что в марте 1945 года командование направило П.Т. Павлова в Макеевку, где он прослужил почти полгода. Потом, после окончания областной партийной школы в Саранске, снова вернулся в наш город. Работал директором промкомбината Макеевского райпотребсоюза, заведующим парткабинетом Ново-Макеевского коксохимзавода, был избран депутатом городского Совета.

«…Я счастлив, что в гигантской послевоенной стройке есть частица и моего скромного труда», - писал П.Т. Павлов в газете «Макеевский рабочий» за 7 ноября 1947 года. Тогда ему исполнилось тридцать лет.

Он собирался жить долго. Уже в 1962 году заочно окончил Московский техникум деревообрабатывающей промышленности. Но через год его не стало – дали себя знать фронтовые раны. Четыре ранения и одна контузия, конечно, не могли пройти бесследно…

 

В. Потапенко