Суббота, 20.10.2018. Погода

…Пробив низкую облачность, эскадрилья бомбардировщиков дальнего действия на небольшой высоте устремилась к берегу. Под крылом головной машины, которую вел старший лейтенант Георгий Александрович Алексеев, шумно вздымались темно-свинцовые волны Черного моря.

Стрелка альтиметра замерла на отметке 50 метров. «Ничего, что низко, зато сумеем проскочить противовоздушную оборону противника», - мысленно отметил про себя Алексеев. И словно в подтверждение его мыслей, рядом с бомбардировщиком, словно по мановению волшебной палочки, возникло облачко зенитного разрыва. Затем второе, третье…десятое… Но снаряды рвались гораздо выше.

- Цель прямо по курсу! Атакую! – этот возглас командира услышали все летчики.

Алексеев ясно видел окрашенные в серебристый цвет бензохранилища на одном из причалов румынского порта Констанца. Скорее понял, чем почувствовал: пора! И по вдруг облегченно скакнувшему вверх самолету понял, что штурман вовремя сбросил тяжелые бомбы.

Через несколько минут, выполнив противозенитный маневр, он увидел, что один из крайних резервуаров ярко пылает, протянув к небу жаркий столб огня, а на остальные заходят бомбардировщики его эскадрильи.

Свыше 80 боевых вылетов совершил с 22 июня 1941 года по 4 февраля 1942 года экипаж бомбардировщика, возглавляемый старшим лейтенантом Г.А. Алексеевым. Он атаковал нефтепромыслы Плоешти, Констанцы, бомбил переправы фашистских войск в районе Каховки. На счету отважных соколов – десятки уничтоженных хранилищ нефти и бензина, огневых точек врага.

23 февраля 1942 года экипаж бомбардировщика был поднят ночью по тревоге. Быстро заняли места в самолете: сам командир, штурман старший лейтенант Ткачев, стрелок-радист младший лейтенант Щербаков, воздушный стрелок сержант Черенков. Боевое задание было лаконичным: бомбить железнодорожную и телеграфную линии на перегоне Красноармейск – Чаплино.

Команда «От винта!» - и бомбардировщик, сделав разбег, тяжело оторвался от взлетной полосы. 20 минут полета, и вот уже штурман доложил: «Командир, мы над целью!».

- Вижу, - спокойно отозвался Алексеев. – На путях – два эшелона.

Озарив ярко осветительной бомбой станцию и подъездные пути, экипаж сначала двумя заходами разрушил входные стрелки станции. Теперь длинные составы с военной техникой и горючим «в капкане». Десять минут наши летчики «утюжили» цель. И боевой счет отважного экипажа пополнился еще двумя подожженными эшелонами и сотней уничтоженных в казарме фашистских солдат и офицеров.

…Любовь к небу, к волнующему чувству полета привели автогенщика мартеновского цеха завода имени Кирова Г.А. Алексеева в аэроклуб. Затем – военно-авиационное училище, и в 1937 году он становится летчиком военно-воздушных сил Красной Армии. В служебной характеристике на молодого пилота есть такая запись: «…отлично владеет техникой пилотирования, в воздухе исключительно спокоен, в достижении цели напорист. Самые ответственные задания, которые ему поручает командование, всегда выполняет».

В любую погоду, днем и ночью вылетала на бомбардировку целей «четверка отважных», как прозвали в полку экипаж Алексеева. Случалось, что по возвращении на аэродром наседали на самолет фашистские истребители. Закрутив вокруг бомбардировщика «карусель», они стремились взять его в огненные клещи. Выручало мастерство летчика и стрелков.

К концу 1941 года на груди отважного сокола уже сияли награды – два ордена Ленина и орден Красного Знамени. А 20 июня 1942 года, когда незадолго до этой даты летчику был вручен партийный билет, Указом Президиума Верховного Совета СССР старшему лейтенанту Георгию Александровичу Алексееву было присвоено звание Героя Советского Союза.

28 февраля в одном из полетов на самолет Алексеева набросилось два звена «мессершмиттов». «Четверка отважных» приняла бой. Потянул дымный след к земле один вражеский самолет, потом другой. Но слишком неравными были силы…

Светлая память о бесстрашном летчике, вся жизнь которого была полетом в бессмертие, будет всегда жить в народе.